Есть и такая профессия…

0
96

Поток жалоб растёт, создавая всё более ощутимую головную боль и для надзорных ведомств, и для добросовестных участников. Как с этим бороться, пока единого мнения нет

Есть и такая профессия...

На первый взгляд, тема «профессиональных жалобщиков» чем-то похожа на тему «покупателей-террористов». Мол, делайте всё по закону – и жаловаться не будут. Но проблема в масштабах. Если «террорюга-потребитель» требует компенсации за брак исключительно в своей новой квартире, то профессиональный жалобщик действует с настоящим размахом. Фиксировали случаи, когда от одного физического или юридического лица принимались заявления по сотням и тысячам эпизодов, причём, никак напрямую к такому лицу не относящимся.

Очевидно, что речь тут идёт не о возмущённом участнике конкурса, чьи права были нарушены, и не о гражданине, у которого душа болит за порядок в стране. Так работают крупные профессиональные юридические группы, которые на этих процессах зарабатывают деньги. Лавина запросов перегружает аппарат контрольных ведомств, словно DDOS-атака на компьютерные сети. Проверки и разбирательства задерживают итоги конкурсов, подрядчики теряют время и деньги, бюджет срывает сроки реализации проектов.

Де-факто распознать письма «профессиональных жалобщиков» и отличить их от реальных участников закупок, как правило, не представляет трудностей. Однако де-юре правовые механизмы, позволяющие фильтровать такие запросы, отсутствуют. В частности, контрольный орган в сфере закупок не имеет правовых оснований для:

  • возвращения жалобы на основании мнимости цели её подачи;
  • отказа в рассмотрении жалобы или признании её необоснованной по основанию отсутствия у заявителя реального интереса к участию в закупке;
  • рассмотрения жалобы и – при наличии нарушений – признания её обоснованной, но отказа от выдачи заказчику или закупочной комиссии предписания, влияющего на процедуру закупки, на том основании, что такое предписание не может восстановить заявителя в правах.

Российское законодательство в этом плане допускает настолько широкую трактовку, что участником закупки можно признать любое лицо – независимо от его фактических действий, намерений и наличия или отсутствия нарушенного права. На практике это означает, что ни подача запроса о разъяснении положений извещения или закупочной документации, ни подача заявки на закупку не являются обязательными условиями для признания лица участником закупки.

Заместитель генерального директора по правовым вопросам тендерного агентства «Концепт», юрист Иван Кузнецов приводит в своём блоге интересные данные по существующей практике. Так, недавно ИП, подавший уже более 1.800 жалоб (!) на различные процедуры закупок, пытался оспорить объявленные торги на реконструкцию филармонии с начальной (максимальной) ценой контракта более 384.000.000 рублей. Тамбовское УФАС России рассмотрело жалобу и признало её необоснованной, указав в решении, что ИП не смог бы претендовать на заключение контракта, так как он не является членом саморегулируемой организации в области строительства, и у него отсутствует опыт исполнения строительных контрактов.

Подобная практика встречалась и ранее. Так, в 2018-2020 годах Московское УФАС, признавая жалобы «профжалобщиков» необоснованными, отмечало:

Заявителем систематически подаются жалобы накануне окончания срока подачи заявок. В 2020 году… в Московское УФАС России подано более 80 жалоб. С учётом изложенных выше обстоятельств участия заявителя в отношениях, связанных с осуществлением государственных закупок, комиссия Управления приходит к выводу о том, что интерес заявителя к участию в закупке в контексте последующего заключения контракта носит абстрактный характер и, следовательно, выдача предписания, повторно продлевающего процедуру закупки, не приведёт с безусловностью к реальному восстановлению прав заявителя.

Однако позднее состав комиссий и практика изменились, и в настоящее время Московское УФАС не использует подобного рода формулировки в своих решениях. Такое чувство, что федеральный центр решил, что в данном случае лучше «на жизнь смотреть ширше и с людями быть мягше», и настоятельно рекомендовал региональным органам рассматривать в общем порядке все поступающие жалобы. Справедливо опасаясь, что в противном случае под видом «борьбы с профессиональными жалобщиками» чиновники на местах начнут футболить и жалобщиков непрофессиональных.

Почувствовал слабину, генераторы нежелательного контента и вовсе осмелели. Поток жалоб с каждым годом растёт, создавая всё более ощутимую головную боль и для надзорных ведомств, и для добросовестных участников. Как с этим бороться, пока единого мнения нет.

ФАС, например, неоднократно предлагала ввести госпошлину за подачу жалобы. Обсуждался и вариант, когда пошлиной будут облагаться исключительно необоснованные жалобы, и возможность установить размер госпошлины в зависимости от начальной (максимальной) цены контракта. Однако его реализация с высокой степенью вероятности столкнётся с рядом технических препятствий. Прежде всего, непонятно, как реализовать данный механизм, чтобы он не затруднял обжалование процедур закупок для реальных участников.

Сам же господин Кузнецов предлагает трёхшаговый механизм по улучшению ситуации.

  • ШАГ 1. Во-первых, скорректировать определение участника закупки на уровне федерального законодательства с указанием, какие конкретно действия служат основанием для присвоения соответствующего статуса: подача заявки, подача запроса о разъяснении положений извещения или закупочной документации, наличие специальной правоспособности или иные.
  • ШАГ 2. Во-вторых, добавить к законам о контрактной системе и о закупках закрытый перечень оснований для возвращения жалоб лиц, не являющихся участниками закупки, или закрытый перечень оснований для отказа в выдаче предписания в случае выявления нарушений в результате рассмотрения таких жалоб.
  • ШАГ 3. В-третьих, всё-таки рассмотреть вопрос о введении госпошлины за подачу жалобы, но относиться к такой мере аккуратно. Например, взимать пошлину исключительно при превышении лимита – определённого количества поданных жалоб (например, за месяц или квартал). Это затруднит работу «профжалобщиков», не ограничивая при этом в правах реальных участников закупок и минимально ограничивая консалтинговые компании.

А что бы предложили Вы, уважаемые читатели? Давайте поделимся на нашем форуме своими мыслями о том, есть ли в стране проблема профессиональных жалобщиков, и если да, то каким образом можно её решить?