Пчёлы в борьбе за мёд

0
18

НОСТРОЙ ожидаемо не поддержал федеральную инициативу о снижении взносов строительных компаний в компфонды СРО

Пчёлы в борьбе за мёд

Национальное объединение строителей, наконец-то, высказалось относительно недавней инициативы Минфина России сократить платежи в компенсационные фонды СРО для строительной отрасли. Как и следовало ожидать, пчёлы против мёда не выступили, а напротив, немедленно заявили, что компфонды у нас работают, платежи самые, что ни на есть умеренные, а уж без саморегулируемых организаций и вовсе вся стройка встанет.

Напомним, что изначально вопрос поднял уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов. В своём докладе бизнес-омбудсмен указал на излишние обременения, которые несут российские предприниматели, в том числе финансовые требования к обеспечению заявки участников госзакупок в сфере строительства. Наряду с наличием независимой банковской гарантии от них требуется обеспечивать своими взносами наличие средств в компенсационном фонде саморегулируемой организации. А иногда – добавим – ещё и страховые гарантии, таким образом, создавая двух- или трёхкратные избыточные требования. В итоге подрядчики несут серьёзные необоснованные издержки, лишаясь оборотных средств и влезая в кредиты.

При этом, по оценкам господина Титова, госзаказчики предпочитают использовать механизмы банковской гарантии, а также страхования договоров, скептически относясь к возможности получения компенсаций из КФ ОДО. Это связано с достаточно громоздким механизмом работы комфондов обеспечения договорных обязательств, выплаты из которых на практике можно получить только при банкротстве генподрядчика и по итогу многолетних судебных тяжб.

Критику поддержал Минфин России, хотя и высказался довольно осторожно. Мол, обе системы имеют право на одновременное существование. Компенсационный фонд является механизмом субсидиарной ответственности. Эти выплаты носят дополнительный характер, они применяются, если кредитор не смог получить от должника в разумный срок ответ на предъявленное требование. Обеспечение заявки в виде банковской гарантии и наполнение компенсационного фонда не исключают друг друга, а взаимодополняют, поскольку цель у них разная.

Однако финансовое ведомство признало, что совокупный размер взносов в компенсационные фонды действительно в разы превышает выплаты, которые из них производятся. Например, в 2020 году Ассоциация строителей и поставщиков дорожного комплекса (АСДОР) предоставляла в Минфин информацию, по которой в компенсационных фондах строительных СРО размещалось в то время 94,6 миллиарда рублей, из них 33,8 миллиарда – в фондах возмещения вреда и 60,8 миллиарда – в фондах обеспечения договорных обязательств (сейчас суммарный размер КФ строительных саморегулируемых организаций ещё больше – 127,4 миллиарда рублей). За весь период существования компфондов СРО был возмещён ущерб на сумму 171,8 миллиона рублей, большая часть которого пришлась на 2017 год – 128 миллионов рублей.

Ещё хуже обстоит дело с компфондами возмещения вреда. Которые в принципе, предназначены для компенсации пострадавшим от несчастных случаев на стройке. Но на практике, чтобы получить выплату оттуда, пострадавший строитель должен по меньшей мере иметь квалификацию топового адвоката с многолетним опытом разбирательств. А также немалые деньги и время, чтобы выстоять в многолетнем противостоянии с высокооплачиваемыми профессиональными юристами СРО, которые будут до последней капли крови защищать компфонды своего работодателя во всех инстанциях, заставив пострадавшего пройти через все круги судебного ада.

В итоге Минфин России высказал мнение, что целесообразно рассмотреть вопрос об обращении в федеральные Минстрой и Минтранс – по вопросу о внесении изменений в законодательство о градостроительной деятельности, направленных на снижение размеров взносов в компенсационные фонды СРО.

Почувствовав, что враг подбирается к святому – к кошельку, даже сверхосторожный НОСТРОЙ, который обычно молчит по поводу всех федеральных инициатив, аки девочка-полоняночка, набрался смелости. Правда, сделал своё заявление в весьма странной манере. Вместо того, чтобы сформулировать и направить официальный отзыв от организации, ностроевцы организовали обходной манёвр. А именно, попросили весьма дружественное, можно сказать, родственное Агентство новостей «Строительный бизнес» задать острый вопрос главе Нацобъединения Антону Глушкову.

Господин Глушков ожидаемо предложение не поддержал, заявив, что «предлагаемая мера поддержки не окажет значительного эффекта для снижения финансовой нагрузки членов СРО». И со своей стороны выдвинул встречное предложение, которое уже звучало ранее – ввести дополнительный уровень ответственности членов СРО между существующими первым и вторым уровнями ответственности компенсационных фондов.

А ещё НОСТРОЙ предлагает увеличить сумму договора строительного подряда, а также предельные значения обязательств по таким договорам на 50% от соответствующих показателей, закреплённых в действующей редакции ГрК РФ, для определения уровня ответственности по компенсационным фондам СРО.

Нацобъединение сослалось на проведённый его экспертами анализ роста стоимости строительства на примере экономически эффективной проектной документации повторного использования по строительству детского сада на 99 мест в Белгороде. Расчёты показывают, что общая цена контракта в ходе строительства увеличилась на 47,6% от его первоначальной цены.

И вот именно этот анализ, демонстрирующий, что среднее подорожание объектов капстроительства не превышает 50%, положен в основу предложения об изменении градаций стоимости по одному договору для уровней ответственности по компенсационному фонду возмещения вреда СРО, а также предельного размера обязательств по договорам для уровней ответственности по компенсационному фонду обеспечения договорных обязательств.

Хотя, каким образом можно было сделать вывод, что снижение размера взносов в компфонд не приведёт к экономии денег строителей, – непонятно. Ведь пока ни Минфин, ни господин Титов, ни уж тем более НОСТРОЙ не привели даже ориентировочных цифр, какой размер должен иметь «справедливый» компфонд.