Три сценария от Мегарегулятора

0
13

По прогнозу Центробанка на этот год, инфляция в России составит до 13%. А дальше всё будет зависеть от того, по какому пути пойдёт наша экономика…

Три сценария от Мегарегулятора

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина на днях выступила на совместном заседании профильных комитетов Государственной Думы. Глава Мегарегулятора рассказала про основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2023-2025 годы. И поскольку политика эта окажет влияние на весь экономический климат в стране, то ознакомиться с основными тезисами доклада будет нелишним всем нам.

 

Инфляционный маяк

Начала госпожа Набиуллина с тех радикальных изменений, которые произошли в российской экономике за этот год в свете всем известных событий. Санкции, фактически принявшие форму самоизоляции Запада от нашей страны, привели к «повороту на Восток». То есть, потребовали радикально перестраивать логистические пути, географию импорта и экспорта, выстраивать новые внешнеэкономические цепочки взамен прежних.

Трансформация выглядит по-разному для разных отраслей, для разных предприятий: где-то это поиск новых иностранных рынков сбыта, где-то поиск альтернативных поставщиков сырья, комплектующих, оборудования, где-то – больше переориентация на внутренний рынок, повышение степени переработки для этого, изменение самой производимой продукции. Это очень сложный, многогранный процесс. При этом, по оценкам экспертов ЦБ, он долог – переформатирование экономики будет продолжаться и в следующем году, и в последующих.

Насколько быстро удастся его завершить, зависит от многих факторов. На некоторые мы повлиять не можем: например, это состояние глобальной экономики и, соответственно, спрос на товары российского экспорта. Но есть и многие другие вещи, которые вполне поддаются контролю.

Прежде всего, Эльвира Сахипзадовна назвала маяком кредитно-денежной политики низкую инфляцию. Этот ориентир позволит гражданам и бизнесу строить планы, сберегать и инвестировать даже при столь радикальных сдвигах со стороны внешних условий. Что же, позиция вполне понятная, если учесть, что таргетирование инфляции относится к основным функциям Мегарегулятора.

 

Ставка сделана

Драматические операции с базовой ставкой, которая вначале была резко повышена до 20% годовых, чтобы спасти финансовую систему страны, а затем плавно сокращена, госпожа Набиуллина оценила как успешные. Это действительно позволило быстро восстановить равновесие в финансовой системе, вернуть в банки депозиты населения, перезапустить кредитование экономики.

Начавшийся на фоне февральской паники отток наличных из финансовой системы очень быстро прекратился. При этом после заморозки валютной части, значительной части наших резервов Центробанк не мог проводить интервенции для того, чтобы сглаживать колебания, волатильность на валютном рынке. Поэтому пришлось ввести широкий спектр мер контроля за движением капитала. По мере стабилизации ситуации они поэтапно смягчаются.

Уже к сентябрю ставку вернули на уровень 7,5% – это на 1 пункт ниже, чем в начале этого года, на 2 пункта ниже, чем это было в феврале и лишь чуть-чуть выше, чем была средняя ставка в 2018-2019 годах. Уже в третьем квартале в ответ на быстрое снижение ключевой ставки произошло заметное ускорение кредитования экономики – как розничного, так и корпоративного. С другой стороны, Центробанк учитывает и повышенный уровень инфляционных ожиданий, который пока ещё остаётся выше того, что было, например, в том же 2018-2019 году.

 

Что имеем

Кредитование, особенно корпоративное, сейчас растёт хорошими темпами. Это показывает, что процесс структурной трансформации экономики действительно идёт: предприятия используют кредитные ресурсы, чтобы адаптироваться к новым условиям, заместить внешние заимствования. Так, по предварительным оценкам, за 10 месяцев года корпоративный портфель вырос на 9,9%, что чуть больше, чем в прошлом году. В прошлом году за 10 месяцев было 9,7%.

Кредитование граждан также растёт, хотя и существенно затормозило, по сравнению с прошлым годом, с учётом просадки потребительского кредитования и весной, и в октябре – за 10 месяцев оно выросло на 6,7%. Ипотека за 9 месяцев выросла на 12%, и это тоже с учётом очень низких показателей в марте-апреле. Тем не менее в октябре произошло снижение выдач ипотеки примерно на 20%. Выдачи уменьшились, но портфель, в целом растёт.

Банковская система, несмотря на то, что именно на неё пришёлся первый и самый мощный удар, хорошо выдержала шоки этого года и сохраняет потенциал для кредитования и запас прочности. При этом, как и в предыдущие кризисные периоды, граждане в таких обстоятельствах ведут себя осторожно и предпочитают сберегать. Это оказывает определённое дезинфляционное влияние.

По прогнозу Центробанка на этот год инфляция составит от 12% до 13%. Далее вниманию участников были представлены три сценария развития событий в экономике.

 

Базовый сценарий

В базовом сценарии предполагается, что глобальная экономика избежит новых серьёзных потрясений. Ведущие центральные банки будут продолжать повышать ставки, чтобы справиться с ростом инфляции, который беспрецедентен во многих странах, что будет приводить к замедлению роста мировой экономики, соответственно, спрос на наши сырьевые товары также может снижаться. Однако в базовом сценарии не ожидается масштабной рецессии в мировой экономике или утраты контроля над ситуацией на мировых финансовых рынках

По итогам года Центробанк ожидает сокращения российской экономики на 3-3,5%. По прогнозу, спад продлится и в следующем году. Но во второй половине 2023-го экономика начнёт возвращаться к росту. Темпы роста стабилизируются где-то на уровне 1,5-2,5% в 2025-ом.

Инфляция тоже продолжит замедляться и составит по итогам следующего года 5-7% и затем вернётся на цель 4%. Ключевая ставка будет находиться на таком уровне, чтобы постепенно снижать инфляцию, но это значит, она будет некоторое время повыше нейтрального диапазона. К нейтральному диапазону 5-6% Мегарегулятор рассчитывает вернуться в 2025 году.

 

Ускоренная адаптация

Внешние условия в этом сценарии похожи на базовый. Отличие этого сценария – более динамичное формирование нашей экономикой новых внешнеэкономических связей. В этом сценарии нашим компаниям удастся быстрее наладить импорт, экспортёры смогут нарастить физические объёмы экспорта за счёт новых маршрутов доставки энергоносителей, снижения издержек, которые связаны с изменением географии поставок. Быстрее восстановится в этом сценарии внутренний спрос.

В результате в этом сценарии инфляция вернётся к цели уже в конце 2023 года, а денежно-кредитная политика в этом сценарии сможет быть более мягкой, чем в базовом.

 

Глобальный кризис

В этом сценарии повышения ставок ведущими центробанками не хватит для того, чтобы вовремя затормозить рост инфляции, то есть инфляция будет расти, несмотря на повышение этими странами ставок. В итоге ставки будут высокими и менее предсказуемыми дальше. Это будет давить на рост глобальной экономики, увеличивать стоимость обслуживания долга, снижать стоимость активов. Вырастут риски финансовой стабильности.

Вырастет геополитическая напряжённость по этому сценарию, будет происходить фрагментация, регионализация глобальной экономики. Усилятся санкции на Россию. В итоге в этом сценарии мы можем увидеть кризис, сопоставимый по масштабам с 2008-2009 годами.

Для России это будет означать и падение спроса на основные товары экспорта, ВВП тогда сократится сильнее, инфляция будет выше, чем в следующем году, потому что будет происходить более быстрое снижение экспорта в стоимостном и количественном выражении, что вызовет ослабление курса.

В этом шоковом сценарии потребуется дополнительное ужесточение денежно-кредитной политики, по сравнению с базовым сценарием, чтобы ограничить последствия негативных внешних факторов для российской экономики, не допустить раскручивания инфляционной спирали. И вернуть инфляцию к цели можно будет только в 2025 году.

 

Госгарантии для банкиров

Отдельный вопрос, которым Центробанк планирует основательно заняться, – это проблема доступности кредитов. Необходимо перенаправлять ресурсы банков для кредитования критически важных для дальнейшего развития отраслей. Для этого Мегарегулятор обещает снизить нагрузку на капитал банков через регуляторные решения при кредитовании проектов, которые относятся к проектам технологического суверенитета и модернизации экономики.

Сейчас Правительство России разрабатывает так называемую таксономию – то есть это критерии таких проектов, которые банки смогут применять, чтобы пользоваться такими регуляторными стимулами. Это важная мера, но недостаточная. Важно, чтобы эти проекты получали поддержку и институтов развития. Риски таких проектов должны делить и банки, и сами предприятия, и государство, поэтому должна вырасти роль государственных гарантий. Речь идёт о том, чтобы вернуть в законодательство по-настоящему безотзывные и безусловные госгарантии, на которые могли бы ориентироваться банки.

 

Инвестор, как альтернатива банкиру

Высоко оценив российскую банковскую систему, Эльвира Набиуллина призвала бизнес расширять другие доступные инструменты финансирования. А именно, помимо привычного долгового финансирования, увеличивать прямые инвестиции в свои проекты. Рост, основанный исключительно на увеличении долговой нагрузки предприятий, который они выдержать не могут, – это путь к кредитному кризису.

Банки дают в долг, они не могут и не должны быть инвестиционными фондами. При этом прямые инвестиции являются по-настоящему долгосрочным финансированием. Это как раз развитие рынка капитала, где риск на себя принимают инвесторы, которые вкладывают свои сбережения на длительные сроки, а не банки, которым в каждый момент необходимо обеспечивать ликвидность и возврат депозитов вкладчиков.

При этом глава ЦБ особо указала, что речь идёт как о долговом финансировании в виде облигаций, так и о долевом финансировании через размещение акций. Поэтому развитие рынка капитала и долевого финансирования, которое у нас не очень развито, будет одним из приоритетов на ближайшие годы. Для этого важно расширение спроса и предложения на рынке ценных бумаг.

Пока бизнес не очень активно использует фондовые рынок для финансирования своих проектов. На российском рынке капитала представлены компании более узкого набора отраслей, чем, например, в структуре российского ВВП. Многие компании просто не представлены на рынке акций. И более того, те компании, которые уже размещают акции, в основном пускают небольшой их объём в свободное обращение. Это то направление, в котором Центробанк планирует работать и на которое предлагает российскому бизнесу обратить самое пристальное внимание.